Мелодия старости

Чиню папину рубашку. Хотя её уже давно пора на тряпки, если честно. Не то, чтобы у него не было других или я люблю это делать. Просто эта — его любимая. И он попросил.

Чиню и думаю.. о старости. О старости вообще и о своей.

Я всё ещё вижу себя изнутри молодой. Дело в том, что старость приходит так медленно, будто подкрадывается.. что и не замечаешь как, когда, в какой именно момент стареешь.

И даже в муже я не замечаю признаков того, что годы меняют его, а значит и меня. Мы — ровесники. И даже в том, что сын уже такой взрослый — мужчина совсем. А значит и я — не молодею. И даже в папе не всегда замечаю, что он так сильно изменился.
Наверное потому, что я смотрю на своих близких любящим взглядом. И вижу их, и себя в их отражении, немного иначе, чем окружающие. Муж — молодой и красивый, для меня. Сын — всё ещё мой ребёнок. Папа — здоровый и сильный. И я — всё ещё ничего)
Самым ярким на сейчас напоминанием о собственной старости — это встретить ровесника, одноклассника, одногруппника, которого давно не видела — и увидеть как тот человек сильно изменился. И я в этот момент думаю не о том, что «жизнь его потрепала», а о том, что я — такая же, скорее всего, в его глазах.

Притчу вспомнила одну. Называется «Сигналы ангела смерти». Вот она:

// Один человек заключил дружбу с Ангелом смерти.

Однажды он сказал своему новому другу: «Ты-самый успешный во все времена, куда бы ты не пошёл, всюду достигаешь своей цели. У меня к тебе просьба: дай мне знать, прежде чем заберёшь меня».

Ангел смерти согласился.

И вот однажды он явился к своему другу и сказал: «Завтра я приду за тобой». «Как же так?— возразил человек, — Ты же обещал предупредить меня заранее!»

Ангел смерти ответил ему: «Я подавал тебе слишком много знаков, но ты никак не реагировал на мои сигналы: когда умер твой отец, ты ничего не взял в толк; когда умерла твоя мать, ты не обратил внимание на моё послание; когда я одного за другим забрал твоих тестя, соседа, друга, ты и на это закрыл глаза… Завтра ты пойдёшь со мной».

Когда на следующий день Ангел уносил своего друга на небо, он показал ему толпу умерших кричащих людей.

«Почему ты заблаговременно не предупредил нас?! Мы могли бы довести до конца столько дел!»

«Теперь ты видишь,— сказал Ангел смерти, как люди обращаются с моими сигналами!»//

Когда я встречаю на улице согбенную старушку, то я не думаю, если честно, что могу стать такой. Иногда мне даже хочется отвести взгляд.
Когда я раздражаюсь на папу за его сентиментальную привязанность к старой рубашке, то я тоже не думаю, что могу когда-то стать такой же. И, возможно, что раздражать в чём-то своего сына.
А всё это — сигналы «ангела смерти». Или старости. И глупо их не замечать.

Я думаю, что к старости важно готовиться. Хотя бы начать с того, что думать о ней иногда — о собственной старости. А может даже и планировать то, чем можно её наполнить.

Вот такие вот мысли. Спасибо папе за его старость, разделённую со мной. Это для меня уже подготовка к собственной. И даже за рубашку, которую чиню — это время остановиться и подумать. О важном.

P.S. Виктор Каган в этих моих строках-размышлениях уловил музыку. Очень благодарна ему.

Чиню папину рубашку.
Хотя её уже давно пора на тряпки,
если честно.
Не то, чтобы у него не было других
или я люблю это делать.
Просто эта – его любимая.
И он попросил.
Чиню и думаю … о старости.
О старости вообще и о своей.
Спасибо папе за его старость,
разделённую со мной.
Это для меня уже подготовка к собственной.
И даже за рубашку, которую чиню –
это время остановиться и подумать.
О важном.

Ирина Стуканёва. Виктор Каган.

 

Добавить комментарий