О боли. История одной встречи. Эссе.

Внутри меня есть дверь, на которой большими чёрными буквами написано: «БОЛЬ», а ниже красным «Не входить, убьёт».
Я не помню, когда она появилась. И дверь, и надпись на ней. Давно. Очень давно. Вот ту, предупреждающую, я сама сделала. Это я помню. В тот момент, когда решила, что доверять людям нельзя.
Воображаемая, конечно, дверь. Но очень осязаемая, для меня. Это то место внутри меня, к которому я боюсь даже приблизиться. Мне кажется, что стоит только приоткрыть её и боль поглотит меня. Всосёт в себя без остатка. А дверь захлопнется и я не смогу выбраться наружу. И сердце моё «схлопнется», «задохнётся» или «взорвётся», «разобьётся на тысячу осколков».. Я не могу описать словами это предощущение боли, ужаса и … нелюбви.

Я пришла к терапевту с паническими атаками. Говорят, что психотерапия это лечит. Было странно и непривычно, что меня внимательно слушают и слышат. А ещё – было немного странно, что мы говорили о «вещах», которые напрямую и не касались моего состояния: о жизни, о смерти, об отношениях. Но мне легчало. И я продолжала ходить. Приступы стали реже. А когда случались, то я, как будто бы, справлялась с ними.
Временами, я испытывала разочарование: в психотерапии, в психотерапевте и в себе. Временами – злилась на это же. Но просто продолжала ходить. Наверное, надеясь всё же на чудо… на исцеление, на жизнь без ужаса предчувствия боли.
Было такое впечатление, что куда бы мы «ни шли», то всегда возвращались к этой моей двери. Это было похоже на хождение по кругу. И это злило. Выбешивало иногда. Терапевт объяснил мне, что это нормально: и злиться и то, что мы возвращаемся к этой точке раз от разу. И я поверила. Наверное, впервые, после долгого времени. И поняла, что это я сама привожу нас к этому месту. Это МНЕ было нужно.
Когда мы с терапевтом были «вместе» уже достаточно долгое время, то на место страху пришло любопытство. А вернее – это страх и любопытство вместе. Я давно не испытывала этого чувства. Оно такое детское, забытое для меня.
И вот однажды, я решилась. Я «приоткрыла дверь». Я знала, что я не одна и поэтому мне было не так ужасно невыносимо попробовать сделать это. К моему удивлению, оказалось, что «БОЛЬ» — это не пустота, а пространство. Будто комнаты. Я переходила от одной к другой, узнавая и не узнавая обстановку своего детства. Хотелось плакать. И я плакала. Ни от чего. Просто плакала. И бродила. Искала.
И нашла. Нашла испуганного и одинокого ребёнка. Брошенного. Оставленного. Полного ужаса и горечи нелюбви. И надеющегося.
Я онемела. Я рыдала навзрыд. Я ожидала встретить «монстров», а нашла испуганное дитя. Себя, когда-то давным-давно.
Я рыдала, по-детски, размазывая слёзы по щекам и всхлипывая. Не думая о том, как я выгляжу. Не думая ни о чём. Были только переживания, которые лились слезами. Потоками слёз, приносящими облегчение и.. исцеление?
Я ревела полчаса, наверное. А терапевт был рядом. Я это знала и чувствовала.
Сквозь слёзы, там, внутри моей встречи с собой, обнимая ребёнка, которым я была когда-то, я смогла наконец-то произнести:
— Я с тобой.
— Я рядом.
— Я не дам тебя в обиду.
— Я никогда тебя не брошу.
— Прости меня.
— Я люблю тебя.
Я не знаю, как там будет дальше, но сейчас мне легче. Я будто обрела себя. Я стала взрослее и сильнее. Мне спокойнее и увереннее. Я чувствую, что живу, а не убегаю от жизни, от отношений и от себя. И мне это нравится.

Добавить комментарий